Вы здесь: Главная > Дачные идеи и опыт садоводов > Как я стал садоводом и купил свой первый автомобиль

Как я стал садоводом и купил свой первый автомобиль

Как я стал садоводом и купил свой первый автомобиль

Работа размещена на конкурсе: «Конкурс дача и Автомобиль»

Садовод — автомобилист

в один раз Вася пригласил нас к себе в собственный сад в садовом товариществе «Дзержинец».

Заметив мелкий двухэтажный комфортный садовый домик, сделанный собственными руками, пышно растущие кустарники и деревья, я начал вспоминать детские годы, в отцовском саду. Мне нравились цветущие яблони. У меня кружилась голова от запахов, каковые источала почва. Я решил так же, как Вася, забрать надел земли, выстроить на нём прекрасный домик и вырастить роскошный фруктовый сад. Собственными мыслями я поделился на работе с Парфёновым. Ему понравилась моя мысль.

Он познакомил меня с главой садового товарищества «Дзержинец» Черновым, и в мае 1985 года, на розовом «Запорожце» Парфёнова, мы отправились выбирать почву под садовые участки. Сад «Дзержинец» был заложен УВД  города Челябинска в 1975 году и начал расширяться в первой половине 80-ых годов двадцатого века благодаря упрочнениям радиозавода. К моменту отечественного вступления в садоводы на радиозаводской половине сада уже находились домики и росли деревья.

Стояла теплая погода, около всё цвело, и я выбрал лужайку в четыре сотки, покрытую молоденькой зелёной травкой, под собственный будущий сад. Почва была песчаная и, опираясь на собственный опыт, в первую очередь я завёз себе огромную кучу навоза. В то время, когда я привёз собственную жену Людмилу и с гордостью продемонстрировал приобретение, она сообщила: «Дабы я ковырялась в коровьем навозе – ни при каких обстоятельствах!».

Парфёнов выбрал участок себе в центре, рядом с лесом, и ещё двум своим сёстрам выбрал по участку. У одной сестры супруг был полковником в автомобильном училище, супруг второй трудился на трубном заводе. Мой участок был находится в самом крайнем последовательности, исходя из этого соседи у меня были с трёх сторон, спереди, слева и справа. Соседом спереди был Вячеслав Стрельников.

Мужчина лет пятидесяти, среднего роста, с долгими седыми волосами, завязанными в косичку. Он трудился на заводе радиотоваров в конструкторском отделе. До этого Стрельников три года трудился за рубежом и по тем времена был богатым человеком. Его супруга погибла в аварии, исходя из этого он один воспитывал двух дочерей Ирину и Татьяну. Татьяне было 20 лет, а Ирине 17.

В сад Вячеслав приезжал на «Жигулях» вместе с дочерьми, ставил палатку и занимался работой с почвой. Дочки ему практически не помогали, собирали цветы либо загорали на солнце. Потом с яркой блондинкой Татьяной познакомился итальянец, приехавший в Россию для монтажа линии на ЧТЗ.

Но, потому, что Татьяна не отвечала на ухаживания, он переключился на сестру, не меньше броскую брюнетку Ирину. Ирина ответила взаимностью на ухаживания итальянца, стала его женой и уехала в Италию. Во второй половине 80-ых годов XX века около офиса Горремстроя, по улице Энтузиастов, выставили образцы садовых домиков из дерева, каковые Горремстрой предлагал выстроить всем желающим.

Зная, что у Стрельникова имеется деньги, я внес предложение ему данный вариант. Прекрасный древесный домик вместе с заливкой фундамента ему выстроили за 14 дней. Соседа слева кликали Фёдор. Он трудился водителем на самосвальном КРАЗЕ.

Первый год он завозил на собственный участок битый кирпич, из которого потом сложил кирпичный домик. Оказалось, что дом из битого кирпича Федор выстроил для  продажи. Приобрел у Феди садовый участок с домом Пётр. Он приезжал громадной семьёй с женой и двумя сыновьями. Вся мужская добрая половина семьи были страстными любителями рыбной ловли, а потому, что от отечественных участков до озера было 10 мин. езды, они ночь и день пропадали на озере, а в саду трудились дамы.

Соседа справа кликали Анатолий. Он трудился конструктором в НИИИТе, а его супруга на радиозаводе. Она пела в хоре в радиозаводском клубе и предпочитала репетиции хора поездке в сад. Исходя из этого Анатолий приезжал в сад, по большей части, один.

Он был нескладным человеком, у которого не было навыков работы с почвой. Он по большому счету ничего не умел делать, но был весьма настойчивым и стремился обучиться делать всё собственными руками. Кроме работы в саду, Анатолий взялся за постройку садового домика из силикатного кирпича. Кладка у него получалась с кривыми кривыми и углами стенками. Он их разбирал и начинал сперва.

Лет за шесть он поднял стенки, и ещё за два года — крышу. Домик оказался неказистый, но в нём возможно было ночевать. Человеком он был хорошим, исходя из этого его нелепая, мистическая смерть в 2015 году меня поразила. В августе Анатолий возвращался из сада к себе.

Переходя Троицкую автостраду по пешеходному переходу от садовых ворот к остановке автобуса, Анатолий поднялся на островке безопасности, пропуская движущиеся по автостраде машины. Один из движущихся грузовиков, увидев Толю на пешеходном переходе, быстро затормозил, дабы пропустить пешехода. Движущийся за ним на громадной скорости, так же грузовой, автомобиль врезался в передний автомобиль.

От резкого удара передний автомобиль сшибает символ «Пешеходный переход». Падая, символ задевает Анатолия и роняет его на шоссе. Толя затылком ударяется об асфальт и умирает в поликлинике, не приходя в сознание. Смерть, складывающаяся из одних случайностей — это ли не мистика!? Перекапывая собственный будущий сад, вытряхивая сорняки, додавая в истощенную почву навоз, я думал, из чего мне выстроить дом.

Из дерева — пожароопасно, а кирпич тогда был в недостатке. Гуляя по дорожкам садового товарищества, я обратил внимание на домик, выстроенный из цементных панелей. Он хорошо смотрелся, и я отыскал в памяти, что у меня имеется выход на ЖБИ-1, где изготавливаются такие панели. Михаил Сыса, с которым я когда-то подготавливался к экзаменам в университет, трудился на заводе бетонных изделий главой цеха. Михаил взялся мне оказать помощь и познакомил с начотделом сбыта завода.

В целях удешевления он внес предложение мне собрать домик из бракованных панелей, каковые имеют незначительный недостаток, но стоят втрое дешевле. Задавая вопросы, какой я бы желал выстроить дом, глава сбыта набросал на тетрадном листочке проект будущего дома и какие конкретно панели нужно приобрести. Миша Сыса помог мне подписать недорогие бракованные панели и проинструктировал, как они перевозятся и как разгружаются.

Оказалось, что в случае если панели неправильно разгружать, они смогут сломаться. Для последующего монтажа и безопасной разгрузки мне пригодилась сварка приспособления из швеллера размерами с панель. За участком Фёдора был участок Геннадия Неверова, что трудился на радиозаводе сварщиком.

Я обратился к нему за помощью. Гена сварил мне приспособление, но попросил оказать помощь купить плиты перекрытия для его домика из силикатного кирпича. На ЖБИ, загружая панели на панелевоз, я обратил внимание, что крановщице всё равняется, какие конкретно грузить панели, и загрузил не бракованные. Вторым наблюдением стало, что документы на пропуска и оплату на вывоз никто нигде не забирает.

Я решил этим воспользоваться и вывез безвозмездно плиты перекрытия для Гены. Стенки домика шесть на шесть мы с Геннадием, посредством автокрана, собрали за час и закрыли плитами перекрытия. Соседи, приехавшие в пятницу в сад, очень сильно удивились: не было дома, и внезапно показался! На дом пришёл взглянуть и Парфёнов, прихватив с собой мужа младшей сестры Владимира, того самого, что трудился на трубопрокатном заводе.

Владимиру так понравилась мысль выстроить дом из панелей, что он начал просить меня дотянуться ещё один набор. Оплаченные пропуска и документы  были у меня на руках, и я поразмыслил, из-за чего бы нет? И мы вывезли панели в третий раз. По окончании того, как показались стенки будущего дома, мне захотелось поднять крышу.

Дабы в подробностях воображать, какой будет крыша, я вылепил домик с крышей из пластилина. Проект был завершён, но где забрать древесину на обрешётку и стропила? Случайно мне на глаза попалось объявление, что продается на слом бревенчатый дом по улице Свободы.

Я съездил по указанному адресу. В то время по левой стороне улицы Свободы от улицы Труда до проспекта Ленина находились, по большей части, древесные дома. Дом, что продавался на слом, был громадным, из толстых брёвен, с древесными постройками во дворе. Но сумма в двести рублей, назначенная городскым исполнительным комитетом была мне не по карману.

Зная, что Сыса Михаил также сооружает садовый домик в Исаково, я предложил ему поровну поделить разборку и покупку дома. Оплатив слом дома, мы с Мишей собрали бригаду из привычных и родственников, договорились с вывозкой, и в выходные дни начали его разбирать. В моей бригаде был Вася Марков, брат моей жены Володя и Эдик, родственник Парфенова, которому я вывез безвозмездно панели. Но просто сообщить, начали разбирать.

Древний дом дореволюционной постройки был выстроен добротно, на столетия… Пол и потолок в доме был собран из половин брёвен лиственницы на кованые четырёхгранные гвозди. Оконные и дверные проёмы были собраны на шип также из половинок бревна. Не обращая внимания на то, что дому более ста лет, вся древесина сохранилась идеально.

К нам подошёл старик, и стал следить за процессом разборки. На отечественный вопрос, что его интересует, он поведал такую историю.  

Рассказ старика 

Дом до революции выстроил дьякон. Он был весьма богат, на нём лежала обязанность распоряжаться церковной казной, и, по всей видимости, часть денег от казны прилипала к рукам. Но он практически не жил в этом доме, по причине того, что челябинского епископа перевели нести работу в Екатеринбург, и дьякон, как доверенное лицо, последовал вместе с ним.

Дом начал сдаваться в аренду, а смотрел за ним и собирал деньги управляющий. В то время, когда случилась революция, дьякон, думая, что это временно, решил надёжно запрятать драгоценности и свои деньги. Перед отъездом за границу он приехал в Челябинск, в собственный дом. Совершил обряд оберега, убил собственного пса, сделав его фантом охранником собственных сокровищ.

После этого засыпал в огороде колодец почвой  до половины, поместил в том направлении сундук с накоплениями, положил сверху труп собаки, и совсем засыпал колодец, сровняв его с почвой. По окончании революции дом был национализирован. Мы с мамой занимали одну помещение, а три другие ещё три семьи.

Историю про клад знали в городе весьма многие, но решили его разыскать и откопать, совместно со мной ещё два моих товарища, ребёнка. Наслышавшись про то, что всех искателей клада дьякона постигла неудача, мы шепетильно готовились. Выучили нужную молитву, дабы снять оберег, запаслись лозой, дабы отыскать место бывшего колодца, забрали с собой громадный осиновый кол и серебряный крест, дабы совладать с фантомом собаки, и ровно в двенадцать часов, прихватив лопаты, отправились искать клад.

Стояла чёрная летняя ночь, ярко светила полная луна, освещая целый огород. в первых рядах шёл отечественный товарищ, держа лозу на вытянутых руках. Мы вдвоём шли позади с лопатами через плечо. Всех нас била небольшая дрожь. Внезапно лоза в руках отечественного товарища начала вращаться.

Мы быстро остановились и начали копать тёмную почву на месте бывшего колодца. Углубившись на один штык лопаты, мы услышали грозное рычание зверя. Оглядевшись около и никого не заметив, мы продолжили углубляться в почву, не обращая внимания на вселяющийся в нас кошмар.

Внезапно, откуда не возьмись, показалась огромная тёмная собака с горящими огненной пастью и глазами. Она дико зарычала так, что у нас заложило уши. Собака открыла пасть, из которой капала на землю дымящаяся огненная слюна, и приготовилась к прыжку. Забыв про осиновый кол и серебряный крест, мы ринулись бежать.

Затем случая один из нас стал заикой, второй стал по ночам писать в постель, а мне до сих пор снятся кошмары.  

Финиш 

Разбирая дом, мы обнаружили большое количество увлекательного. Между оконными рамами лежали ветхие, наполовину истлевшие дореволюционные газеты, под половицами были запрятаны куски хозяйственного мыла, на чердаке валялись древние вещи.

По всему дому виделись монеты различных разных годов и достоинств выпуска, но клада мы так и не нашли. Разобрав целый дом до сруба, мы так устали, что разбирать сам сруб уже не было сил, и мы подарили его водителю на дрова. Шофёр решил развалить сруб своим автомобилем. Он привязал металлической трос от форкопа к углу дома и пробовал резким рывком уничтожить сруб. Тяжеленный КрАЗ рычал, поднимался на дыбы, но сруб не поддавался.

Тогда отечественный шофёр попросил собственного привычного с таким же КрАЗом о помощи.   Лишь в то время, когда два КрАЗа в один момент стали тянуть сруб в различных направлениях, он затрещал и распался. Заметив, какие конкретно прекрасные сухие, полуметрового диаметра брёвна уезжают на КрАЗе, мы с Михаилом ещё продолжительно жалели о собственном щедром подарке водителю.

Чтобы поднять над домом крышу, я забрал отпуск. Наибольшие полубрёвна, вывезенные из разобранного дома, необходимо было распустить на брус для стропил. Попросив у соседа стационарную циркулярную пилу, я принялся за работу. Но лиственница, из которой были сделаны половые доски, не поддавалась.

Я сжёг две пилы по дереву, пока не додумался взять на заводе пилу, которая имела возможность пилить камень. Для распилки одной доски уходил один сутки. Следующей проблемой стала сборка стропильных арок. В брус из лиственницы не входил ни гвоздь, ни шуруп, а саморезов в то время не было. Было нужно соединять стропила на железные пластины, болтами, предварительно просверлив отверстия и нарезав резьбу.

Поднимать тяжёлые арки на дом я пригласил всех соседей с улицы. Обрешётку на крышу также было нужно просверливать. Собираясь построить в цехе 39 баню, я прочёл большое количество литературы на эту тему. Все знания я решил реализовать, выстроив баню в саду.

Ещё в прошедшем сезоне, наоборот строящегося дома я поставил четырёхкубовый бак для полива на подставке. На этом месте я и решил выстроить баню, применяв пространство под баком под мойку с душем. Одна дверь из мойки вела в парилку два на два метра, а противоположная дверь из мойки — в помещение отдыха, два на три метра. Оставшийся закуток в полметра на полтора я применял как топочное помещение (для растопки печки).

Фундамент для бани я выкладывал из громадных гранитных камней, привезённых из карьера. Стояла летняя жара, трудясь в одних плавках, я обмакивал любой камень, сперва в воду, а после этого в цементный раствор, и ставил его на место. Я не увидел, как ко мне подошёл немолодой низкий мужчина, что назвался моим тестем, другими словами отцом моей жены Людмилы. Его кликали Леонтий, до этого мы не были привычны, по причине того, что тесть с свекровью были в разводе ещё до отечественной с Людмилой свадьбы.

Случайно встретившись со своей бывшей женой Валентиной, он выяснил, что я строю дом и баню в саду. Расспросив. как меня отыскать, он пришёл и внес предложение мне помощь. Потому, что у Леонтия были внуки, я начал звать его деда Лёня.

Деда Лёня был опытным штукатуром-маляром и трудился бригадиром строителей в НИИИТе. Каждую весну управление НИИИТа  отправляло его с бригадой готовить пионерский лагерь «Радуга» к открытию. Бригада белила, красила и создавала другие работы в пионерском лагере. По окончании работ постоянно оставалась краска, известь, другие стройматериалы и строганые доски.

В последний год перед пенсией деда Лёня отгрузил в мой сад целую машину строительных материалов. С дедом вдвоём мы достроили дом, баню и переделали много другой работы. Потом он всё лето жил в саду. Приезжая к нему в пятницу, я брал свежих карасей, арбуз и бутылку водки. Дедушка варил зелёный суп со щавелем, чистил и жарил карасей.

Мы садились ужинать, и я по традиции задавал вопросы: «Дедушка, тебе рюмочку налить?» Он также традиционно отвечал: «Как желаешь!» Я поддерживал с ним хорошие отношения и по окончании развода с Людмилой до самой его смерти. Мой садовый участок, что я при разводе покинул Людмиле. За мангалом сидит отечественная покойная собака Бета.

Справ от неё видна веранда домика, слева голубая ель.  

Автомобилист 

Мысль приобрести автомобиль пришла по окончании того, как я отправился в сад на переполненном рейсовом автобусе. Езда более часа в духоте и тесноте, в то время, когда руки заняты и ты падаешь на соседей на каждой кочке, заставляет трудиться мысли более интенсивно. Во-первых, я должен был взять права.

Для этого мне нужно пройти медкомиссию. в один раз я её не прошёл по зрению. В книге, по которой шофер проверяется на дальтонизм, я не видел пара страниц.

В этом мне помогли комсомольские связи. Я разыскал Ольгу, секретаря комитета комсомола мединститута, и попросил её забрать эту книгу в библиотеке.     семь дней я израсходовал на запоминание картин из медицинской книги.

На всякий случай я выучил все страницы, кроме того каковые прекрасно видел. Прошёл медкомиссию, окончил направления водителей, сдал на права. Но где забрать автомобиль? В то время, дабы приобрести автомобиль, нужно было пара лет простоять в очереди на предприятии. У Парфёнова  уже был розовый «Запорожец», но он желал приобрести «Жигули» и уже пара лет стоял в очереди.

Сходив на приём по личным вопросам, Вячеслав Михайлович узнал, что при очередном выделении заводу машин он возьмёт новую модель ВАЗ 2108. Кроме этого он выяснил, что машины фабрикам выделяет областное управление торговли. Получив от Парфёнова такую данные, я на риск и свой страх отправился в областное управление торговли.

Эта организация пребывала на площади Революции рядом с Горкомом партии, в том месте, где на данный момент расположена горадминистрация Челябинска. Побродив по коридорам управления торговли, я выяснил, что главой управления есть Седой, а его помощником  Георгий Джавошвилли. Я знал, что Джавошвилли мой земляк, с Розы, и что женат он на моей однокласснице Людмиле Щапиной.

Он прошёл путь от комсомольского начальника до помощника директора торгового комплекса Седого. В то время, когда же Седого прописали главой областного управления, он забрал к себе первым помощником собственного толкового ассистента Георгия. Дома я отыскал фотографию, где мы с Людой Щапиной в детском садике, и пришёл к Джавошвилли на приём.

Поведав, что мы с ним  земляки, что мы с его женой привычны с детского сада, я продемонстрировал отечественную детскую фотографию. Он умилился и сообщил: «Страно, как из для того чтобы ангелочка выросло такое чудовище». Напоследок отечественной беседы Георгий Джавошвилли заявил, что может выделить радиозаводу дополнительный автомобиль для меня, в случае если я ему принесу ходатайство, подписанное четырёхугольником завода, в котором я буду фигурировать победителем соцсоревнования.

Окрылённый, я составил ходатайство и на следующем заводском собрании четырёхугольников цехов, где я находился, как секретарь цеховой партийной организации, подписал собственный документ. Управление завода, уточнив, что это будет дополнительный автомобиль, легко подписало ходатайство. Получив от меня письмо, Георгий дал обещание, что машины с АвтоВАЗа придут весной 1986 года.

Весна была прейдет скоро, а денег на машину у меня не было. В то время автомобиль «Жигули» стоил семь тысяч рублей. От Парфёнова я выяснил, что начинающим садоводам радиозавод даёт беспроцентную ссуду. При наличии оформленного сада каждому работнику завода выдавали три тысячи рублей. Я решил этим воспользоваться. Потому, что сад был оформлен на меня, я отправился в бухгалтерию, написал заявление и взял три тысячи рублей.

Но для приобретения «Жигулей» это было мало. Тогда я пришёл в правление садового товарищества и переоформил собственный сад на собственную жену Людмилу. Потому, что в бухгалтерии радиозавода трудились мои бывшие комсомольцы, каковые меня уважали, я оформил ссуду и на собственную жену. На приобретение автомобиля не хватало одной тысячи.

Добавила тысячу моя любимая свекровь, Валентина Фёдоровна. Не обращая внимания на то, что я ожидал этого события практически три месяца, открытка с Автоцентра пришла нежданно. В ней было предложение 20 мая явиться чтобы получить автомобиль ВАЗ 21013. На права я сдал в ноябре 1985 года, но уверенности в вождении по городу у меня не было.

Да и опыта вождения также, исходя из этого оказать помощь взять автомобиль я попросил Сергея Коробова, у которого уже был трёхлетний опыт. Сергей помог мне выбрать красный, как рубин автомобиль, и перегнал его ко мне во двор. На следующий сутки, с утра, я самостоятельно отправился в ГИБДД ставить «Жигули» на учёт и приобретать номера. Утром движение машин было маленькое, исходя из этого до ГИБДД я добрался благополучно.

Сложнее было припарковаться, нигде не было свободных мест, но и эту проблему с пятого раза я решил. На процедуру получения номеров было нужно затратить весь день. Вечером, прикрутив новые номера на собственный автомобиль, я отправился к себе.

В то время не было транспортной развязки из Ленинского района, и по окончании обеда, вечером, появилась автомобильная пробка под ЖД мостами. Мой автомобиль то медлительно двигался совместно со всеми в потоке автомобилей, то совместно со всеми останавливался. По окончании одной из таких остановок я зазевался и поздно тронулся. Передо мной тут же поднялся таксист на «Волге», и я врезался собственной фарой в его задний фонарь.

Меня очень сильно потрясло то, что моя новая машина взяла повреждение. Я не знал, кто тут прав, кто виноват, без звучно протянул таксисту затребованные десять рублей, выехал из пробки на обочину и начал думать, что делать дальше. К себе с разбитой фарой ехать было стыдно, и я отправился в автоцентр, на северо-запад, где день назад брал собственный автомобиль. Я не знал, как влезть в огромную очередь в мелко-срочный ремонт, как заменить разбитую фару, и по большому счету, что делать дальше.

К счастью, у Автоцентра я встретил собственного комсомольского активиста Диму Шестакова. Определив о моей проблеме, Дима познакомил меня с человеком, трудящимся слесарем на мелко-срочном ремонте. Мы договорились, что по окончании рабочей смены, в гаражах, они выправят недостаток и поставят приобретённую мной у них же новую фару. Вечером три слесаря сели в мою побитую машину, и мы отправились в гаражи.

Перед тем как приступить к работе в гараже был накрыт стол, сооружённый из ветхих деревянных ящиков и автомобильных шин, покрытый газетами вместо скатерти. В центре импровизированного стола находились три бутылки водки, а по краям разнокалиберные кружки, хлеб, солёные огурцы и сало. В то время, когда из трёх бутылок водки осталась одна, я забеспокоился и задал вопрос, в то время, когда же они начнут ремонт. Но о таких ребятах пословица говорит: «Мастерство не пропьёшь».

По окончании двух выпитых бутылок водки они бережно отодвинули стол, загнали в гараж мою машину… и работа закипела. Мое сердце кровью обливалось, в то время, когда под действием инструментов от новенькой автомобили отлетала краска. Ремонт закончился часа в два ночи. Допив третью бутылку, слесаря забрали с меня за собственную работу деньги и настойчиво попросили развести по зданиям. До этого я не водил ночью машину по городу, поясницы у меня была мокрой от пота, а нервы напряжены до предела.

Исколесив целый город, я лишь под утро приехал к себе. Супруга встретила меня в прединфарктном состоянии, по причине того, что уехал приобретать номера рано утром, а приехал лишь на следующий сутки. Соседи по саду, собравшиеся взглянуть на мой новый автомобиль, с удивлением задавали вопросы, из-за чего так необычно выглядит переднее крыло. Покрасил его я лишь спустя семь дней, так же в гаражах, по советы слесарей, отрихтовавших моё крыло.

Вместе с преимуществами владения автомобилем показались и недочёты. Сигнализация на машинах тогда отсутствовала, а платных автостоянок не было. Этим пользовались воришки. В то время, когда у меня провалились сквозь землю дворники, я договорился с управлением клуба ДОСААФ, расположенного рядом с моим домом, что буду ставить собственный автомобиль на их служебную стоянку, доплачивая деньги сторожу. Сторож деньги брал, но давал предупреждение, что ответственность за автомобили он не несёт.

От безвыходности положения я соглашался, пока в один раз утром не понял, что мой автомобиль стоит на кирпичах, без колёс. Все эти кражи не только несли материальные издержки и моральные страдания. В то время не было в продаже ни автомобильных дворников, ни автомобильных колёс. Всё похищенное приходилось брать по блату, через друзей, переплачивая либо делая подарки.

Дабы уменьшить случаи автомобильного воровства, нужен был гараж. Помог мне мой одноклассник Федя Салихов, с которым я случайно встретился в Челябинске. Он трудился водителем в областном управлении труда, которое пребывало по улице Цвиллинга. Чем они занимались, до сих пор для меня тайная. Руководил управлением Тимшин Виктор Фёдорович. У него я начал арендовать гараж № 2 в кооперативе «Лесопарковый», что был на растоянии пятиминутной прогулки моего дома.

Денег Тимшин с меня не брал, а иногда пользовался моими одолжениями по перевозке его и участников его семьи. Три месяца я наслаждался управлением собственных «Жигулей», возил семью в сад и обратно, подрабатывал извозом. в один раз я подвозил соседа по саду Стрельникова до гаражного кооператива «Лесопарковый».

У него в том месте также был гараж № 7, в котором стояла его машина. Я становился наоборот гаражных ворот, слушая Вячеслава. Внезапно на полном ходу, в мой автомобиль позади врезается «Москвич». Вызванный мной работник ГИБДД определил, что у «Москвича» отказали тормоза. Задняя стена от удара въехала в багажник «Жигулей», а крышка багажника не закрывалась. Кое-как, привязав крышку проволокой к бамперу, я повёз семью в сад. Неподалеку от Исаково меня жезлом  пробовал остановить работник ГИБДД.

Поздно увидев данный жест, я остановился метрах в ста и стал медлительно сдавать задом. Заметив искорёженную задницу моего автомобиля, гаишник захохотал и прокричал в рупор: «Езжай дальше, что, тебя так очень сильно пнули, что ты собрал скорость и не можешь остановиться?» На этом «Жигулёнке» я проездил семь лет. В будущем я поменял восемь машин различных моделей, но на этом всё было в первоначальный раз: первое ДТП, первая поломка, первый секс и первый калым… Запись размещена в разделах: персональный опыт читателей, дача и автомобиль, машины, Жигули, Эваком

Какую машину приобрести новичку #первый автомобиль

Увлекательные заметки:

Подобранные по важим запросам, релевантные статьи:

Как я купил свой первый автомобиль Ваз 21061 и потом как приобрел ВАЗ 21099


Теги: , ,

Комментирование записей временно отключено.