Вы здесь: Главная > Дачные идеи и опыт садоводов > Подробности о козьей деревне. продолжение

Подробности о козьей деревне. продолжение

Подробности о козьей деревне. продолжение

В деревне Вярьмово живут не только козы, но еще кошки. Кошек большое количество и они всех цветов. У меня четыре, вернее кошка Багира и три котенка без имен. Сначала котят было четыре, но одного сожрали лисы.

Не слушал маму, шатался где-то вечерами и в итоге попал в нехорошую компанию, где его съели. Лис довольно много, бегают вечерами по дорогам, и козы в курсе, ходят лишь толпой и чуть стемнеет — сходу к себе, под защиту стен хлева. Лисы не нападают на коз, но те все равно их опасаются. И верно делают.

Козлик Безназвания также опасается лис В деревне пара помещений для животных в рабочем состоянии. У меня хлев, у Толяя и при доме рижских водителей-дальнобойщиков парочка — один большой и один мелкий. Пока не занятый лишь у Толика.

В других живут мои козы, и в одном безвылазно практически лишь козлы-производители. Раньше козлы гуляли вечером, и их производил, в то время, когда закрывал козлят и коз-подростков. Так была гарантия от внеплановых покрытий, но к концу лета животные нагуливаются и инстинкты размножения у них захлестывают. В естественной среде случки у козьих происходят между декабрём и октябрём, но мои теряют покой именно к концу лета.

Сейчас козлы доходили к загороженному хлеву с дойными козами и очень скоро своим ором приводили в встревоженное состояние его жителей, в следствии чего вся дойка была как на вулкане. В итоге козлов прекратил производить и заношу им яблоки и скошенную траву. Хоть они и очень бодро едят, но все равно исхудали.

Исходя из этого вольный выпас для коз именно то, что необходимо этим животным. Козы едят кусты малины Ну и вот само продолжение о зданиях сказочной деревни Вярьмово. За дачей Саши из Красногородска идет весьма хороший дом. Он просторный, из бруса и обложен кирпичом.

В нем пара помещений с громадными окнами и две печки-шведки. Дом строили в конце восьмидесятых годов, тогда его строил колхоз и колхоз весьма чувствуется. Полы погнили и провалились, обои отстали, рамы и двери потрескались. Но сами стенки стоят бодро и без трещин, крыша крепкая и фундамент также. Года два назад приезжали наблюдать данный дом люди из Пскова для переезда на постоянное место жительства.

Люди, Наверное, весьма не бедные и некая строительно-ремонтная контора насчитала за все востанотельные работы дома практически двести тысяч. Автолавочная площадь Но не сложилось. Думаю, возможно обойтись намного меньшей суммой, поскольку работы все внутренние.

Наряду с этим доме имеется суперский громадный большой сарай, куда я этим летом начал складывать сено и в принципе не очень-то большое количество его в том направлении напихал, лето было дождливое. Имеется и хлев, всецело кирпичный. Но он с проблемной крышей, и сам кирпич, хоть и красный, полопавшийся и крошащийся.

И никуда его не применить, он целый в плачевном состоянии. Ожидаю скорого падения остатков крыши, дабы вытащить с нее несколько сухих балок. Им все равно пропадать, а так какая-никакая польза от них будет. Сухие балки весьма необходимы. Их возможно переносить одному, они легкие. Колхозный дом с хлевом и сараем. Кирпичный колхозный дом стоит на окраине, дальше еле известный дорожка идет через бугор и в том месте исчезает, дальше болото. Вярьмовское болото и не Вярьмовское вовсе, оно общее.

Тянется дисперсно чуть ли не до Пскова, и еще одно такое дождливое лето, как нынешнее, и болото перейдет в статус озера, а козы мои со мной совместно перейдут в статус соседей Золотой рыбки. Этим летом в некоторых соседних сёлах подвалы были затоплены, но моему домику повезло. Подвал легко мокрый, и как могу проветриваю его. Дом Доктора Про собственный дом могу сообщить большое количество хорошего.

Он весьма теплый, супертеплый. В нем превосходная печка, и по окончании чистки она владеет фантастической тягой продолжительное время. Площадь весьма маленькая, тридцать пять квадратных метров. Ко мне довольно часто приезжают гости, и втроем как-то возможно в полной мере комфортно поместиться.

В доме нет воды, исходя из этого водопровод лишь в замыслах. И приоритет у него очень низкий, но по всем козьим моим замыслам приоритет довольно высокий. Козы же, они на первом месте. Многие мои животные сироты-сиротинушки, никого у них нет и нужно о них заботиться. Козы в темноте Около моего дома, сходу за рубежом моей почвы по пути Мышково, стоит дом практически без окон. В нем раньше жил доктор, но уже давно в том месте пусто.

У него протекает крыша в двух точках, и прогноз в отношении него совсем не благоприятный. Когда начинает течь крыша у дома, он скоро сжирается грибками и на глазах рушится. В Вярьмово живут неизменно в двух зданиях, и еще за тремя как то следят заезжающие время от времени хозяева. Остальные домики либо разрушились, либо разрушаются. Дом доктора хоть и крепкий, но раз крыша начала течь, то в подвале влажно и пахнет грибами.

Вход в дом на Автолавочной площади Печка в нем весьма хорошая была нужно думать, ее фундамент занимает одну треть дома. В этом доме в сенях нет досок, их отодрали и зайти в него неприятность. Одно время в том направлении запрыгивали козы, быстро и легко отталкиваясь и влетая сходу в дверь помещения, минуя сени. Тащило их в том направлении желание жевать свисающие клочьями обои. Не пологаю, что их привлекла бумага, скорее может остатки клея.

К полиэтилену и бумаге мои рогастики равнодушны, но как-то была с козленком одним обстановка с жеванием полиэтилена. Не помню уже с кем, но не забываю, что он отставал в росте и позже в мае выправился, как вылезла трава. Маруся и Принцесса около хлева По окончании дома доктора стоит Вярьмовский центральный универсальный магазин, ВЦУМ.

В действительности на маленьком Т-образном перекрестке осталось позабытое крылечко для автолавки. Когда-то она приезжала ко мне. на данный момент на остановке где останавливаются автобусы, в случае если имеется клиенты. На Автолавочную площадь выходят три дома в различной степени разрушенности, около одного из них растет козы и калина уже сожрали все, что смогли дотянуться и до чего имели возможность допрыгнуть. Прыгают восьмимесячные козлята, взрослые солидные козы не прыгают. Не смотря на то, что по размеру они уже практически сравнялись.

В Вярьмовских зданиях с уничтоженными полами имеется опасность, что козлята будут сваливаться в том направлении. Так юркнул в дырку в полу четырехмесячный козлик Билли, практически на моих глазах. Он еще в полете начал кричать, и именно поэтому я увидел исчезающие задние ноги Билли. Все заросло. Дом Валеры.  Было нужно спуститься и ловить козленка, что так испугался, что удирал от меня и бился об стенки подвала, не переставая кричать.

В итоге, ударившись несколько раз головой об балки пола, схватил эту кричащую бестолочь за ногу и выволок на свет. Встретившись со мной, он успокоился сходу и побежал к подружкам, которым но было все равно, они равнодушно жевали и от скуки замечали Биллины приключения. Козлята еще падали несколько раз в подпол в различных зданиях, и мне стоило громадных трудов разыскать одного из них, что стоически молчал.

Но, к пяти-шести месяцам у козьих, Наверное, появляются мозги, и они их начинают усердно применять, и падения с изучением различных занимательных мест прекращаются. Собственный время животные начинают тратить на отдых и еду, и безлюдные ветхие дома им становятся не увлекательны. Дом Толяя.

Обкошен.  Дальше Автолавочной площади расположены два дома, Толяя и Валеры. Их разделяет дорога, и стоят наоборот друг друга. Валера уже второй год как в Пскове, лечит туберкулез, а Толик живет в Вярьмово практически неизменно. Он худ и весьма изможден, невысокого роста и заросший нечистой щетиной. У него имеется баня, хлев и два сарая, конечно некое подобие мастерской.

Но, целый его двор ему достался от отца, что был лесником, и постройки у него пустуют. С Толиком как-то говорил о его отношении к живности и он помой-му собирался завести несколько куриц, но его намерениям не суждено до тех пор пока воплотиться в судьбу. Козы у спиленной ветки Валерин домик легко одинокий домик а также дровника у него нет, и вдобавок у него нет двух страниц шифера на крыше. Но около дома колодец, и он практически не пересыхает. Ну разве что летом, да и то в сухое лето.

Неподалеку от колодца разбросаны березовые поленья, каковые я пилил еще собственной ветхой пилой Husqvarna 240, которая позже благополучно крякнула и была мной реализована за маленькие деньги в один столичный сервис-центр. на данный момент бы я ее не реализовал, поскольку отыскал хорошего поставщика запчастей для малых бензиновых моторов и поменял бы самостоятельно поршень с кольцами, а при необходимости и цилиндр.

    Новая бензопила Champion 254-18 и козы По окончании двух домов Толяя и Валеры по пути в Мышково имеется парочка развалин, заросших под крышу, и козы летом в том месте грызли некие кусты, а вот дальше по дороге справа показываются остатки когда-то громадного колхозного двора на сотню коров. Наоборот него, слева, находится бетонированная силосная яма. Про нее говорят, что она «треснувши» и «сгнивши», и право не знаю, стоит ли ее раскапывать.

Раскопки и ремонт ее убьют и время, и ресурсы, а риски останутся высоки, потому как трещину заделать возможно лишь на время. Да и мало почитал про силос и как выяснилось, силусуют и в пластиковых мешках, рукавах а также в пластиковых прудах. В мешках, так на мой взор, и эргономичнее.

  Один из домов Вярьмово Колхозный двор есть напоминанием о тех временах, в то время, когда жизнь казалась сытой, спокойной и радостной. События текли неторопливо в социум, и были тогда Олимпиада-80 в Москве, война в сопредельной стране, низкие стоимость бареля нефти, и продолжительное управление Л.И. Брежнева с сотоварищами, было. Телевизор методично говорил про радостную судьбу в СССР и обличал загнивающий запад.

Люди знали о событиях на ближнем востоке больше, чем о соседних республиках. Вылезли позже и Чурбанов, и хлопковое дело и еще большое количество всякой грязи. Прекрасно, что на данный момент все совсем по-второму и нас всех ожидает стабильная стабильность. Имеется картошка в подполе, в хлеве козы и рядом лес с болотом. Сразу после развала СССР и начали дохнуть деревеньки категории Вярьмово, и домики сначала видели хозяев лишь летом, а позже люди и совсем прекратили приезжать.

Колхозный двор  Мы с козами никуда из этого не уедем ни при каких обстоятельствах. У меня была возможность уехать из страны, но не вижу себя вне России. И сравнительно не так давно лишь понял про себя такое. И имеется один вариант лишь — строить у себя тут, у нас, обычную судьбу, не хуже чем в Латвии либо Финляндии, Германии либо Дании.

И в случае если нельзя начать с фабрик электроники либо швейной фабрики, так лучше начать с животноводства, чем ожидать у моря погоды. Натуральные масло и сыр пользуются все громадным спросом и, надеюсь, что и в скором времени мои козы будут пользуются спросом обществом. А деревня Вярьмово и дальше будет козьей деревней. Малышка Торпеда чешет пояснице.

Приятели! Прошу вас по возможности кликать на кнопки социальных сетей и информировать своим приятелям об этом материале. Тут, в данной статейке, не так много нужного и весёлого, но стоит прочесть историю о маленькой псковской деревне. Тут нет метро и офисных центров, но жизнь идет и тут.

Козы дают молоко, делаются сливочное масло и сыры. И эта почва также часть РФ. Запись размещена в разделах: персональный опыт читателей, козы, разведение, деревни, экскурсии, Вярьмово

2 дома снаружи и внутри, в американской деревне

Увлекательные заметки:

Подобранные по важим запросам, релевантные статьи:

Это Грузия!!! Настоящая грузинская свадьба (Часть 2-я)


Теги: , , ,

Комментирование записей временно отключено.